Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Об этом журнале

How many blissful revelations
The spirit of enlightment hides!
And then experience born of lapses
And genius antinomy-wise
And chance, the heavenly inventor...


http://pranava.livejournal.com/3510.html



Это дневник.  То есть, собственно, дневник, в котором я фиксирую мысли по мере их оформления.  Всякую незрелую фигню стараюсь не писать.  Иногда помещаю сюда чужое, что показалось смешным, остроумным, интересным или просто понравилось.  Новости не дублирую.  Пропагандой чего бы то не было не занимаюсь.

           В журнале есть сквозные темы, например, этимология, диахронная лингвистика, архетипы и связи между всеми тремя, а также музыка, живопись (разных направлений), боевое искусство, духовные (и сопутствующие им) практики, всякая философия, психология, история, метаистория и жизнь богов.

           Есть одна, собственно, серия: стихотворные переводы.  Мои, с подстрочниками и комментариями.  Произведения и авторов выбираю произвольно, но чаще всего они довольно известны.  Если Вам интересна эта тема, простейший способ найти нужное слово или словосочетание - ввести в строку поиска вашего браузера его и затем адрес этого журнала (например, "киплинг pranava.livejournal.com").  К настоящему времени есть Нерваль, Сюлли-Прюдом, Рэмбо, Маллярме, Китс, Киплинг, Шелли, Дилан Томас, Гёте.  Большинство из них представлены более чем одним стихотворением.  В ближайшем будущем хочу заняться Теннисоном, Йейтсом, может быть, Шиллером, Мюссе, Леконтом де Лиллем. Предисловие, поясняющее многие моменты, тутhttp://pranava.livejournal.com/18090.html

            Френжу, кого хочу, не надеясь на взаимность, если намерен следить за блогом в ленте.  Жду того же от других.

            Если вдруг я кому-нибудь понадоблюсь как профессионал - переводчик, рерайтер, автор текстов или преподаватель иностранных языков (с опытом более 25 лет) - составить представление о моих возможностях и послужном списке можно по этим ссылкам:

          резюме на русском: https://yadi.sk/i/PHTZnO3MwwWmDg

          CV in English: https://yadi.sk/i/YXoKHYfjAUz3Sw

          анкета преподавателя иностранных языков: https://profi.ru/profile/RumynskiiVV/

         

О сёстрах

У моей сестры корона и ясный трон.
Ходит гордо моя сестра и глядит хитро.
Тем, кто смел и дерзок, подарок её хорош:
Принимай венец на лоб да под рёбра нож.


У сестры второй холсты как снега белы,
Её птицы и кони быстрее любой стрелы,
И цветы цветут до снега в её саду,
А как ляжешь в них, вовек тебя не найдут.


У меня черна коса да копьё черней.
Я иду сквозь сумерки мимо чужих теней
По крови, по стали, по горьким до крика снам...
Я иду. Я война и за мной по следам война.


...время тянется, вьётся ниткой с веретена.
У тебя в руках автомат, за спиной стена,
Битый щебень хрустит, осколок в плече торчит...
Где твоя кольчуга, парень, и где твой щит?

Обреченный отряд не прорвётся из тупика...

Ты просил: "Да будет со мною твоя рука".
Вот ладонь моя: на прикладе ли, на щите.
Я война, я не бросаю своих детей.

И когда становится страшно и горячо,
Обернись,
Сделай шаг
И встань за мое плечо.

Символика змеи: недостаточно освещенный аспект

          Змея совершенно инфернальная тварь: жрет целиком все, на что может натянуться.  Однако с этим связано ее важнейшее свойство, которое упускают обычно, интерпретируя ее как кусающий себя за хвост или просто пресмыкающийся символ мира, бесконечности, космоса, эроса и хрен знает, чего еще.  Почему именно змея?

          Змея - это, по сути, извивающаяся ползучая кишка: ее движение во внешней среде и ее пищеварительная перистальтика в действительности одно и то же.  Соответственно, она являет собой наглядный пример неразрывной связи и, практически, тождества внешнего и внутреннего.

          Кусание за хвост, самопоглощение добавляет этому символу еще одно измерение: внешнее становится внутренним, а внутреннее - внешним, никогда полностью не переходя друг в друга кинетически, во "временной развертке".

          Кроме того, змея, как и ее антипод птица, рождает яйцо и рождается из яйца, то есть не только служит причиной исходной формы как макро- так и микрокосмоса (а следовательно, всех прочих форм), но и сама происходит из них.

Отрывки из книги - Маллярме

            Сегодня годовщина.

             

          У наследия Маллярме несчастливая судьба: практически непереводимые стихи, знать которые считается признаком утонченности, но которые почти никто не любит и, соответственно, не понимает, не чувствует в их основе. Поэтому привносят в них свое (как Мандельштам), усредненно-школьное (как Марк Талов) или отвратительную обстоятельность (как Волошин).


Стефан Маллярме
ЛЕБЕДЬ

(перевод Вадима Румынского)

О девственность, и жизнь, и чудо наших дней!
Не сокрушит ли он крыл взмахом упоенных
Твердь стылую пруда и взлетов сокровенных
Прозрачный, легкий лед, томящийся под ней!


А лебедь прежних дней, он помнит, что всегда

Прекрасный, это он, к свободе безнадежно
Стремящийся, умолк в краю, где так безбрежно
Кругом тоска зимы бесплодной разлита.

Но встрепенется вдруг и белой смерти гнет
Движеньем выи гордой, выгнувшись, стряхнет,
Но не кошмар земли, откуда крыл сиянье.


И призраком порыва чистого тотчас
Замрет, в холодный сон презренья облачась, -
Одно свое в изгнаньи тщетном одеянье.




Stephan Mallarme
LE CYGNE

Le vierge, le vivace et le bel aujourd'hui
Va-t-il nous déchirer avec un coup d'aile ivre
Ce lac dur oublié que hante sous le givre
Le transparent glacier des vols qui n'ont pas fui !

Un cygne d'autrefois se souvient que c'est lui
Magnifique mais qui sans espoir se délivre
Pour n'avoir pas chanté la région où vivre
Quand du stérile hiver a resplendi l'ennui.

Tout son col secouera cette blanche agonie
Par l'espace infligée à l'oiseau qui le nie,
Mais non l'horreur du sol où le plumage est pris.

Fantôme qu'à ce lieu son pur éclat assigne,
Il s'immobilise au songe froid de mépris
Que vêt parmi l'exil inutile le Cygne.





Le vierge, le vivace et le bel aujourd'hui
Девственный, живой/живучий и прекрасный сегодняшний день

(также можно перевести как "прекрасный сегодняшний", имея в виду уже только лебедя)

Va-t-il nous déchirer avec un coup d'aile ivre
Не разорвет ли он ударом упоенного крыла (/упоенным ударом крыла)
Ce lac dur oublié que hante sous le givre
Это твердое, забытое озеро, которое [неотступно] преследует под инием
Le transparent glacier des vols qui n'ont pas fui !
Прозрачный лед полетов, которые не взлетели/взбежали/востекли!

Un cygne d'autrefois se souvient que c'est lui
Лебедь (другой) прежнего/былого/прошлого помнит/вспоминает, что это он,
Magnifique mais qui sans espoir se délivre
Великолепный, но который без надежды себя освобождает
Pour n'avoir pas chanté la région où vivre
Чтобы не быть вынужденным петь край (изначально, "владение"), где жить,
Quand du stérile hiver a resplendi l'ennui.
Когда бесплодной зимы сияет/блистает тоска/скука.

Tout son col secouera cette blanche agonie
Вся его шея стряхнет эту белую агонию/борьбу
Par l'espace infligée à l'oiseau qui le nie,
Пространством, наложенным на (/навязанным) птицу, которая его отрицает,
Mais non l'horreur du sol où le plumage est pris.
Но не ужас земли/почвы, где взято оперенье.

Fantôme qu'à ce lieu son pur éclat assigne,
Призрак/фантом, который, вместо него, присваивает (букв. "приписывает") его чистый блеск/взрыв,
Il s'immobilise au songe froid de mépris
Он замирает/обездвиживается в холодном сне презрения,
Que vêt parmi l'exil inutile le Cygne.
Который облачает Лебедя среди бесполезного изгнания/ссылки.

Коннла был сыном Кона, который всех победил...

...Сыном короля в зале, где сотни свечей
Затмевали свет далеких, робких светил,
Ясноглазых в ночи, и горели все горячей.

Коннла был сыном Кона, и был он собой красив,
Волосы его - как солнце на склонах холма,
Руки, как ветви могучего ясеня, вниз росли,
Но он поднимал их вверх, как в море растет волна.

Коннла был сыном Кона, и дева пришла к нему,
Странные слова говорила она и пела,
Он один ее видел, одетую в свет, закутанную во тьму,
А гости слышали голос, лишенный тела.

Она говорила: "Ты Коннла, ты славный принц,
Ты похож на ясень с красной, бронзовой кожей,
В наших краях мы, жители, легче птиц,
Но я люблю тебя, принц, на красный ясень похожий.

Так оставь здесь то, что прежде любил и знал,
Войди в мою лодку, зыбкую, как туманы,
Проплывем вдвоем мимо гордых и кротких стран
В те края, где мы будем вечной свободой пьяны.

Мы живем на зеленых, таких зеленых холмах,
Солнце по ним катается и смеется,
Не расстается с ними, вздыхает о них впотьмах,
Круглое на дне ночи, как в тесноте колодца."

Но Кон, победивший всех, бесстрашный в смертном бою,
Был испуган до горького пота, до чревной дрожи,
Он встал с высокого стула, поставил чашу свою:
"Что ты там видишь, сын, на красный ясень похожий?"

Коннла сказал отцу, что он замечает среди гостей
Незнакомую гостью, на вид она легче птицы,
Что неплохо бы встать и отправиться прямо к ней,
В ее странном жилище с ней соединиться.

И Кон закричал тогда: "Корин, тот, что рыжебород,
Рунами воду режь, играй на яростных струнах,
Читай свои заклинанья, или от нас уйдет
Коннла, мой славный принц, похожий на ясень юный!"

Королевский приказ исполнил старый друид,
Воздух стал черствым, воздух сделался ломким,
Горечь зловонных бездн сквозь зубы каменных плит
Тронула странный голос, и стал он неслышен, тонкий.

Но Коннла видел, как дева, прощаясь с ним,
Бросила яблоко, знал, где оно упало,
Поднял его, сладчайшим чувством томим,
Сколько его ни ел -- цельное, как сначала.

А говорить он с тех пор не хотел ни с кем,
Думал, должно быть, что дева за ним вернется,
Что он войдет к ней в лодку и с ней исчезнет совсем,
Как исчезает солнце на дне колодца.

Так и вышло, друид не смог ему помешать,
Вижу, ты помнишь сам -- это старая песня,
Это песня про смерть, ее поют малышам,
Чтобы им жить нежней и умирать интересней.

http://www.keburga.com/b/aplla.html